Новая Зеландия

Немногие винопроизводящие страны могут похвастаться такой «острой» репутацией, как Новая Зеландия. Это слово вполне уместно, поскольку для местных вин характерны пронзительно чистые ароматы и бодрящая кислотность. Однако большинство любителей вина в мире никогда не смогут это проверить, поскольку Новая Зеландия -не просто одна из самых изолированных стран на Земле (более 3 часов полета от ближайшего и доминирующего соседа - Австралии), но к тому же и небольшая. Она производит почти столько же вина, сколько Кипр, и в 10 раз меньше, чем Австралия. Четыре страницы «Атласа» посвящены ей только потому, что так много людей, попробовав новозеландские вина, полюбили их.


Произошло это недавно. В 1960 г. в стране было занято виноградниками менее 400 га, в основном в Auckland и в Hawkes Bay, и многие сорта были гибридными. К 1980 г. их площадь возросла до 5600 га, 2000 из которых находились в совершенно новом районе Marlborough, на Южном острове - Southern Island. 1980-е гг. стали свидетелями стабилизации и подъема. В период этого первого бума некачественные сорта сажали в непригодных для винограда местах. Цены упали, и, в соответствии с государственной программой, в середине 1980-х треть виноградников была выкорчевана. Вслед за этим, в 1990-х последовал ошеломляющий подъем: казалось, что любой, у кого было несколько акров земли, решил попробовать себя в виноградарстве. Таким образом, к 2000 г. общая площадь виноградников выросла до 12000 га, а число виноделен - до 358. По сравнению с тем, что было 7 лет назад, показатели удвоились.
Именно на новозеландской почве родилась концепция «винодельня как образ жизни» (lifestyle winery): сельская идиллия, когда жизнь, учеба и работа тесно связаны с одним из самых восхитительных даров природы.
Всего 150 лет назад большая часть этого длинного и узкого участка суши была покрыта тропическим лесом, поэтому почвы здесь настолько плодородны, что лозы, и не только они, росли слишком энергично. Этот процесс усиливали обильные дожди. В результате новозеландские вина 1970-1980-х гг., особенно красные, слишком часто имели вкус листьев, а не ягод. Нередко вииоград был чересчур затенен, чтобы хорошо вызревать.
Внедрение технологий ухода за наземной частью куста (заслуга виноградаря штата д-ра Ричарда Смарта (Dr Richard Smart) изменило положение дел и позволило солнцу пролить свет, в прямом и переносном смысле слова, на уникальный стиль новозеландского вина.
Профессор Ханс Шульц (Hans Schultz) из Geisenheim утверждает, что усиливающееся из-за уменьшения озонового слоя ультрафиолетовое излучение в Южном полушарии также способствует развитию ярко выраженных ароматов вина даже на широтах Новой Зеландии.
Винодельческие зоны Новой Зеландии, если перенести их в Северное полушарие, были бы расположены примерно между Марокко и Бордо (см. данные метеостанции). Однако Тихий океан, преобладающие сильные западные ветры и влияние гор на дождевые облака обеспечивают большее разнообразие условий для выращивания винограда: на двух островах в целом не так тепло, как можно было бы предположить. Воодушевленные относительной, по сравнению с Австралией, прохладой, многие виноградари поначалу взяли за образец Германию. В результате было посажено слишком много Muller-Thurgau.
В конце концов Chardonnay вытеснил этот скучный сорт (правда, менее скучный, чем в Германии), и с 1992 г. стал лидером. Из него делают относительно узкий ряд бодрящих вин, часто с ароматом дуба.
Однако не Chardonnay, a Sauvignon Blanc заставил мир заметить Новую Зеландию. Приличное Chardonnay производят фактически повсюду. Для получения живого Sauvignon необходимы прохладный климат и солнечная ветреная северная оконечность Южного острова, как будто специально созданная для того, чтобы усиливать почти неуловимое звучание Sauvignon. Первые образцы вин в 1980-х открыли «ящик Пандоры», их букет никто не смог игнорировать и, самое главное, кажется, никто не смог повторить в другой части света.
Успех Marlborough Sauvignon, вина, которое либо любят, либо ненавидят, привел к тому, что Sauvignon Blanc почти так же распространен в Новой Зеландии, как Chardonnay. Но третий по значению сорт, причем с большим отрывом от остальных, -это Pinot Noir, пользующийся успехом практически по той же причине, что и Sauvignon Blanc: из-за прохладного климата Новой Зеландии. В удивительно обширном числе винодельческих регионов этот привередливый виноград дает еще один шанс преуспеть там, где многие другие (самое главное - в Австралии) потерпели поражение.
Если говорить о черных сортах, то в 2000 г. Меrlot вытеснил слишком поздно созревающий Cabernet Sauvignon. Бордоские кулажи более популярны у самих новозеландцев, чем в большом, пресыщенном Cabernet мире. Среди других важных сортов -Riesling, который здесь может быть отличным (сухой или сладкий, но часто - нечто среднее), Pinot Noir, Semillon, Gewurztraminer и Cabernet Franc. Выяснилось, что островная изолированность не служит преградой для вредителей и болезней. Большинство новых лоз привито на устойчивые к филлоксере подвои.
Вино Новой Зеландии прошло долгий путь с тех пор, когда оно было известно в этих краях как Dally plonk - в честь выходцев из Dalmatia, покинувших каучуковые леса на севере, чтобы сажать виноградники близ Auckland в начале XX в. Они упорно трудились, несмотря на дождливый субтропический климат, и до сих пор среди производителей в районе, дающем удивительно хорошее красное вино, много семей из Dalmatia. Как и в австралийской долине Хантер, облачность смягчает солнечный свет, которого иначе было бы слишком много, и создает условия для равномерного созревания. Препятствием служат дождь в период сбора урожая и гниль. Самым простым решением (и самым успешным) оказались посадки винограда ближе к морю, в восточных районах, которые островные дожди обходят стороной. Waiheke Island's Stonyridge и Goldwater Cabernet служат доказательством того, что этот мезоклимат как нельзя лучше подходит для винограда из Бордо.


Rippon стал первопроходцем Otago, знаменитого производителя поразительного Pinot Noir в начале 1970-х. Его виноградник у озера Wanaka укрывают сеткой от птиц по мере приближения времени сбора урожая.

Три вина Pinot Noir из пользующихся наибольшим спросом в стране. Giesen также производит отличное Pinot, но именно его Riesling стал настоящим открытием. Крупный регион Auckland прославился восхитительными бордоскими купажами и Chardonnay, превосходящими богатством вкуса лучшие вина Gisborne из Montana.


Среди виноделен West Auckland, самая успешная - Kumeu River. Collards специализируется в основном на местных сортах. Многие из виноделен Окленда, такие как Nobilo's и Selaks (обе принадлежат Hardys из Австралии), Babich, Matua Valley, Delegat's и Villa Maria, покупают виноград в основном в других винодельческих регионах.


Винодельческому гиганту Montana принадлежит более 60% рынка Новой Зеландии после приобретения им Corbans (второй по величине компании) в 2000 г. Обе компании проводят ферментацию в местных филиалах виноделен в Gisborne, Hawkes Bay или Marlborough и завершают винификацию в Окленде. Однако многие производители вина, несмотря на определенную долю риска, все еще перевозят белый виноград на большие расстояния, чтобы на собственных предприятиях пустить его под пресс.
В Gisborne, на восточном побережье Северного острова (у него, как и у многих других винодельческих районов Новой Зеландии, есть другое название: Poverty Bay - «залив бедности») высадился настоящий десант производителей вина. Это третий по значению винодельческий регион страны после Marlborough и Hawkes Bay - ответа Новой Зеландии Бордо, но виноделен здесь очень мало. Gisborne, который теплее, но влажнее, чем Hawkes Bay, особенно осенью, выращивает почти исключительно белый виноград на относительно плодородных почвах, и его Chardonnay имеют особенно хорошую репутацию.
Самый лучший для Pinot Noir район Северного острова называют то Martinborough, то Wairarapa, то Wellington. Он находится всего в часе езды на запад от столицы, за горами, в восточной дождливой части страны. Температуры здесь могут быть низкими, но осень суше, чем в других винодельческих регионах Северного острова. Около 40 здешних виноделен (лидируют Ata Rangi, Martinborough Vineyards и Dry River) производят одни из лучших в Новой Зеландии сортовые Pinot Noir. Вино может быть как чрезвычайно сочным, так и небогатым, сухим и грубым, но это же можно сказать и о бургундском. Здесь Chardonnay хорошо созревает и сохраняет высокую кислотность, a Riesling демонстрирует отличный потенциал.
За ветреными проливами на Южном острове, к западу от Marlborough расположен небольшой район Nelson. Здесь уровень осадков выше, а почвы богаче, чем в Martinborough, но оба района одинаково успешно выращивают одни и те же сорта винограда.
Далеко на юге от Marlborough, на равнинах, окружающих Christchurch, и на севере, в холмистой местности возле Waipara, кентерберийские (Canterbury) виноделы в чрезвычайно разнообразных природных условиях производят свежие, с тонами кремня Riesling и Chardonnay, а также Pinot Noir, который может быть и разочаровывающе травянистым, и дразняще многообещающим.
Виноград Canterbury в отдельные годы борется за вызревание. Еще дальше на юге, как бы проверяя способность лозы к выживанию в прохладном климате, находится Central Otago - самый южный винодельческий регион в мире. В этой гористой местности климат, в отличие от остальной Новой Зеландии, не морской, а континентальный, и лозы приходится сажать на склонах холмов, чтобы усилить воздействие солнца и избежать угрозы заморозков. В хороший год Central Otago может производить Pinot Noir, Pinot Gris и Riesling на уровне самых лучших новозеландских вин, и многие считают, что именно здесь следует искать «святой грааль» Pinot Noir. Полагают, что условия Новой Зеландии близки германским и даже не самые лучшие участки могут давать прекрасные вина.


Мальборо

В 1867 году один из переселенцев посадил виноград в Meadowbank, но на протяжении почти всего XX в. на Южном острове выращивали зерновые, разводили овец и не помышляли о таком экзотическом занятии, как виноградарство. Только в 1973 г. Montana, основной производитель вина в стране, разбила небольшой коммерческий виноградник в Мальборо (Marlborough). Отсутствие ирригации сказалось на его росте, но к 1980 г. первая продукция была разлита по бутылкам, и удивительно насыщенный вкус Sauvignon Blanc оказался слишком очевидным, чтобы его игнорировать. Такое бодрящее, четкое вино, безусловно, обладало выдающимся потенциалом, что быстро осознал, помимо прочих, Дэвид Хонен (David Hohnen) с мыса Mentelle в восточной Австралии. В 1985 г.он выпустил Cloudy Bay, чье название, восхитительная этикетка и дымный, почти удушающе острый букет уже стали легендой.


Риск Montana был вознагражден в 1990 г., когда Мальборо оттеснил Hawkes Bay и Gisborne стал винодельческим районом с самыми большими виноградниками в стране и только с 9 производителями вина.
К концу столетия лозы росли на более чем 4000 га, возраст почти половины из них был менее 6 лет. Число производителей увеличилось до 62, а доля винограда, оптом перевозимого через Тасманский пролив на Северный остров для переработки, резко упала, что положительно сказалось на качестве вина. Сегодня производители, число которых все увеличивается и которые прежде продавали урожай большим компаниям, имеют свою собственную марку; ее вполне можно использовать на одной из работающих с большой нагрузкой виноделен района.
Широкая плоская долина Wairau как магнитом притягивает инвесторов и тех, кто просто решил посвятить свою жизнь виноделию. Правда, некоторые из них сажают лозы на таких участках где недостаточно воды, а виноград не всегда вызревает.
Что делает Мальборо особым винодельческим регионом, так это необычное сочетание длинных дней, прохладных ночей, яркого солнца и, в хорошие годы, сухой осени. При относительно низких температурах (см. метеоданные) у винограда могут возникнуть проблемы с вызреванием в случае дождливой осени, но здесь ягоды могут подолгу оставаться на лозе, в результате чего, благодаря холодным ночам, повышается уровень сахара без ущерба для кислотности, характерной для новозеландских вин.
Особенно сильны колебания суточных температур в ветреной долине Awatere (южнее района, отмеченного на карте), «первооткрывателем» которой стал Vavasour. Принимая во внимание нехватку воды, виноградарей здесь, пожалуй, слишком много. Почки в Awatere распускаются позже, чем в долине Wairau, но лето может быть достаточно долгим и жарким, и бордоские сорта успевают вызреть, в отличие от большинства виноградников Wairau. Виноградники Brancott обычно тоже отстают от долины, причиной чего является высота над уровнем моря.
Почвы в Мальборо отличаются большим разнообразием. К северу от магистрали №63, за исключением нескольких участков близ Woodbourne, они моложе, чем на юге. Местами уровень подземных вод может быть опасно высок, и лозы лучше всего себя чувствуют на суглинистых, хорошо дренируемых участках, там, где прежде был берег реки. Зрелые лозы развивают мощную корневую систему, а молодым, для того чтобы пережить сухое лето, необходимо орошение.
К югу от шоссе более старые, низко залегающие почвы слишком плохо дренируются, чтобы на них можно было производить хорошее вино, но виноградники на больших высотах хорошо экспонированного южного края долины с более сухими почвами могут давать интересный продукт.
Совершенно очевидно, что Мальборо может добиваться исключительного качества Chardon-пау, а также Riesling позднего сбора. Но все указывает на то, что регион станет источником серьезных, исключительно фруктовых Pinot Noir - когда производители накопят знания об этом новом оружии в своем арсенале и по-настоящему заинтересуются этим сортом.
Высокий уровень кислотности винограда, выращенного в Мальборо, означает, что здесь можно производить отличное вино-основу для игристых вин, а тихим винам абсолютно необходима яблочно-молочная ферментация.
Дома шампанских вин пустили здесь корни, и Cloudy Bay's Pelorus стал еще одним фирменным знаком Мальборо.

Clifford Bay выращивает Sauvignon к югу от района, нанесенного на карту, в долине Awatere, а вино Fromm служит доказательством того, что у Мальборо, как производителя зрелого Pinot Noir, большой потенциал.


Мальборо: Бленем Широта/высота МС; 40.31°/66 футов (20 м) Средняя температура января на МС: 63,9°F (17,7°С) Среднегодовой уровень осадков на МС: 29 дюймов (730 мм) Уровень осадков в месяц сбора урожая на МС: апрель, 2,3 дюйма (60 мм) Главные факторы риска: осенние дожди Основные сорта: Sauvignon Blanc, Chardonnay

Хокс-Бей


В Хокс-Бей (Hawkes Bay) виноград был высажен миссионерами еще в середине XIX в. Но именно Cabernet, произведенные здесь в 1960-е гг. знаменитым Томом МакДоналдом (Tom McDonald) для австралийской винодельческой компании McWilliam's (на винодельне, возрожденной в 1990 г. компанией Montana для своего брэнда Church Road), привлекли внимание к этому району. Когда в 1970-х посадки винограда увеличились, логика подсказала, что расширяться необходимо именно в Хокс-Бей, особенно с Cabernet Sauvignon, который в то время был в фаворе. Хокс-Бей в Новой Зеландии всегда оставался знаменосцем стандартов производства красных вин бордоского стиля, но только в конце 1990-х гг. этот район начал производить вина, которые привлекли всеобщее внимание. 1998 г. оказался настолько сухим и жарким, что овец из Хокс-Бей вынуждены были перевести через горы на зеленые западные пастбища. Зато вина из полностью созревшего винограда с мягкими, но настойчивыми танинами стали серьезной заявкой на будущее. В конце 1990-х гг. производители окончательно осознали преимущества, которые дают сложные почвы Хокс-Бей, и стали их использовать. Давно стало очевидным, что морской климат этого широкого залива на восточном побережье Северного острова, укрытого от западных ветров хребтами Ruahine и Kaweka, может предоставить одно из самых лучших в стране сочетаний относительно низких осадков и высоких температур (хотя и меньших, чем в Бордо, см. метеоданные). Чтобы оценить процессы, происходящие в почвенном слое, потребовалось больше времени. Вид на Хокс-Бей с воздуха наглядно демонстрирует удивительное разнообразие глубоких ледниковых и аллювиальных почв и картину их плавного перехода по направлению от гор к морю, У ила, суглинка и гравия совершенно разные дренажные способности: один виноградник может быть хорошо увлажненным и скорость роста винограда ошеломляет, а другие участки требуют орошения. Выяснилось, что лучше всего ягоды созревают на самых бедных почвах, ограничивающих рост лозы, а ирригация позволяет тщательно контролировать количество воды, которое получает каждое растение. Идеальным примером такого участка могут служить 600 га теплой полосы гальки в Gimblett Road, вдоль бывшего русла реки Ngaruroro, на северо-западе от Flaxmere, уничтоженного ужасным наводнением 1870г. В 1990-х произошел лихорадочный захват земель под виноградники на этих так называемых гравиях Gimblett (или Twyford), в результате чего последние участки были проданы и засажены. Кроме того, бордоские сорта черного винограда прекрасно вызревают в Bridge Pa на юге, где немного прохладней, на отдельных участках известняковых холмов Havelock North близ Те Mata и прохладной (подходящей для поздних сортов винограда) полоске земли вдоль побережья, между Haumona и Те Awanga. Как и все, Новая Зеландия испытала чрезмерное увлечение Cabernet Sauvignon в 1980-х, но даже в Хокс-Бей нельзя быть уверенным в том, что этот сорт полностью вызреет, поэтому посадки более надежного и раньше созревающего Merlot значительно возросли. Malbec чувствует себя здесь превосходно и созревает еще раньше, хотя есть риск потери завязи. Cabernet Franc, когда он удается, великолепен. Подобно Бордо, этот район очень нестабилен, и во многом по тем же причинам большинство хорошо сбалансированных красных вин Хокс-Бей представляют собой тщательно выдержанные в дубовых бочках кулажи. Хотя корона Chardon-пау и отошла к Gisborne, по крайней мере он на этом настаивает, этот сорт по-прежнему самый распространенный в Хокс-Бей и дает самые богатые белые вина. А достаточно насыщенный Sauvignon Blanc может прекрасно созревать в дубовых бочках.

Австралия

На рубеже веков здесь было почти 150000 га виноградников, 20% из них пока слишком молоды, чтобы приносить плоды. А еще в 1996 г. лоза занимала всего 80000 га. За короткий период (до 2000 г.) экспорт вина удвоился. Винодельческие колледжи Австралии ежегодно выпускают технически подкованных специалистов, которые каждый сентябрь, пока на винодельнях Южного полушария царит затишье, разъезжают по Северному полушарию, чтобы знакомиться с работой винных погребов и пропагандировать супергигиеничный, ультраэффективный австралийский метод винификации, в частности технику ухода за надземной частью куста. Commonwealth Scientific & Industrial Research Organization и Australian Wine Research Institute завоевали международный авторитет. Кроме того, продолжают заключаться взаимовыгодные соглашения между крупными австралийскими и американскими или европейскими компаниями.


Одна из самых замечательных характеристик брэнда Австралии (Brand Australia), как его называют ориентированные на международный рынок австралийцы, - его постоянство. Каждая бутылка австралийского вина соответствует определенному уровню качества, минимальному, но вполне приемлемому: это вино с обильной, иногда даже надоедливой фруктовостью, даже в тех случаях, когда оно (а статистические данные свидетельствуют, что так чаще всего и случается) получено с прекрасно орошаемых виноградников внутренних районов страны. Почти 67% ежегодного урожая выращивают в одном из трех крупных регионов, где поступающая по каналам речная вода превращает неосвоенные, покрытые кустарниками земли в сады и виноградники. Они указаны на карте справа (в убывающем по значению порядке): Murray Darling, известный также как Murray Valley, на границе между Victoria и New South Wales; Riverland и Swan Hill, а также Riverina (Murrumbidgee). Австралийская винодельческая промьшленность и ее честолюбивые устремления - добиться фактического господства в мировом виноделии к 2025 г. - напрямую зависят от орошения в целом и от реки Murray в частности. Основная проблема заключается в загрязнении реки и опасно высоком уровне засоленности подземных вод - результат двухвекового освоения земель поселенцами. Отсутствие качественной воды для орошения служит главным сдерживающим моментом для тех, кто собирается превратить эту самую засушливую страну мира в гигантский виноградник. Большие орошаемые районы, расположенные во внутренней части страны, с их не требующим больших усилий массовым производством все более свежих, обладающих ярко выраженными сортовыми признаками вин, среди которых есть очень неплохие, например Semillon из ботритизированного винограда от Griffith, - служат убедительным доказательством мощи винной промышленности.
Австралийцы, увлеченные идеей массового производства, так лихорадочно закладывали новые виноградники в конце XX и начале XXI в., что ощущается явная нехватка виноделен. Проблема эта решается в полном соответствии с австралийской традицией. Виноград и сусло перевозят на большие расстояния до корпоративных винных погребов, где продукция с разных виноградников часто купажируется и выпускается под один из многих брэндов, завоевавших международную известность. Следует заметить, что отдельные сектора австралийского винного бизнеса и, несомненно, потребители австралийского вина все больше внимания уделяют месторасположению виноградников, причем тенденция эта настолько очевидна, что у нее появилось собственное название - региональность. Время выбрано верно, поскольку австралийская винодельческая карта быстро меняется (достаточно сравнить это издание «Атласа» с предыдущим), и Австралия изобрела свой собственный ответ на систему наименований, контролируемых по происхождению. Географические признаки (Geographic Indication - GI) не претендуют на что-то большее, чем определение границы, которая иногда горячо оспаривается. Винодельческие регионы стремятся охватить южное побережье Австралии, где не так жарко и более влажно, a Queensland постепенно осваивает прохладные и высокие западные склоны Большого Водораздельного хребта в так называемом Гранитном поясе.
Почти средиземноморский климат большей части юго-восточной Австралии (GI, свободно используемый для огромного количества кулажей, вина для которого могут быть произведены не только в Западной Австралии, но и в любом месте) как нельзя лучше подходит для винограда. Мельбурн находится на той же широте, что и Кордова в Испании. Долина Хантер лежит практически на широте рабата - столицы Марокко. Сильные вина с высоким содержанием сахара, но недостаточной кислотностью - это то, чего следует ожидать, и то, что Австралия производила в течение более 100 лет - до тех пор, пока сильные, тонизирующие вина не перестали пользоваться спросом. Винодельни страны быстро переключились на производство столовых вин. В наши дни виноград завоевывает новые, более прохладные районы, которые никогда прежде не знали виноградарства.

За исключением некоторых участков в Barossa и McLaren Valley, австралийские лозы очень молоды. Характер посадок меняется в зависимости от моды. Например, в 1970 г. в Южной Австралии не было ни одной лозы Chardonnay, а в 1980-х и начале 1990-х казалось, что только его и сажают. В середине 1990-х повальное увлечение красным вином было признано официально, a Shiraz и Cabernet Sauvignon стали выращиваться в таких количествах, что в 2001 г. возник дефицит Chardonnay. Semillon, Riesling и Verdelho были излюбленныыми австралийскими сортами до того, как этот французский выскочка наводнил виноградники страны.


Самый распространенный в Австралии сорт это Шираз, полностью реабилитированный в 1990-х. Раньше его использовали даже как основу для дешевого белого, игристого или крепленого вина, но в конце концов ему воздали должное хотя бы в той области, в которой Австралия проявляет себя лучше всего, - в производстве красного вина. У Coonawarra и реки Margaret может быть свой собственный взгляд на Cabernet Sauvignon, но нация в целом отказалась от безоговорочного признания превосходства всего импортного, и в частности французского. Даже винодельни с давней историей предпочитают обходиться без таких терминов, как, например, «Chateau». Австралия гордится своей культурной общностью, кухней и винодельческими традициями с обязательными картонными «бочками» BYO (bring your own «принеси свою собственную») и системой выставок, где вручают медали и призы «лучшему представителю породы» или «стоящему у вершины качества».

Обладатель наград Banrock Station, принадлежащая BRL Hardy, расположена на реке Муррей. Здесь осуществляется проект, цель которого - остановка подъема уровня грунтовых вод с последующим сбросом соли в реку.